Bumali Project
EnglishChinese






Ермолов Николай Сергеевич

Тонкинская экспедиция 1883–1885 гг.

Тонкинская экспедиция 1883–1885 гг. Сообщение генерального штаба подполковника Ермолова. Январь 1890 года, Петербург. СПб., тип. штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, 1890. — 83 с.



Военные действия 1885 года.

План китайцев для перехода в наступление по линиям Тонкинской и Китайской. Приготовления французов к Лансонской операции. Занятие Лансона. Операции против острова Формозы и берегов Китая. Операции на западном фронте. Осада г. Тюен-Куан. Отступление французов от Лансона. Заключение мира с Китаем.

После летнего перерыва 1884 года, на Тонкинском театре наступает последний период военных действий, направленный против пунктов Горного Тонкина, наиболее интересный и поучительный, так как французы сталкиваются здесь исключительно с китайскими регулярными армиями, сосредоточенными притом в весьма значительных силах. Прежде нежели приступить к рассмотрению этого периода, испрашиваю разрешения ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА сделать перерыв.

Главнокомандующий французского экспедиционного корпуса, генерал Millot, не был сторонником плана выхода из дельты и наступления против ключей и проходов Горного Тонкина. Новый характер предстоявших операций требовал нового главнокомандующего и таковым, в Августе 1884 года, назначен был начальник 1-й бригады, генерал Brière de l'Isle. Положение экспедиционного отряда, летом 1884 года было в высшей степени тягостное; он разбросан был по 17-ти пунктам дельты и санитарные условия были весьма неблагоприятные: от жаров, изнурения и болезней, войска терпели значительную убыль, ежедневная заболеваемость достигала 5%. Численность корпуса упала с 17-ти до 15000 чел. О намерениях Китайцев известно было весьма не много, а внутри дельты надо было вести постоянную борьбу с наводнявшими ее пиратами, еще более изнурявшую войска. По всем этим причинам в совокупности о наступлении нечего было и думать и французы в районе дельты, занимали строго оборонительное положение. Положение это значительно ободряло Китайское правительство и поддерживало его в намерениях воинственных. Усматривая на сколько слабы французы, Китайцы берут стратегическую инициативу в свои руки и составляют в высшей степени поучительный план действий, вполне назревший только несколькими месяцами позже [51] и выразившийся в производстве двух наступательных операций, в Сентябре и Ноябре месяцах 1884 года. План этот состоял в том, чтобы, наступая от г. Lung-chau и Lao-Kai вдоль северной и северо-западной операционных линий, через г. Hung-hoa соединиться к юго-востоку с войсками Аннама и, оперируя затем с 3-х сторон против периметра дельты, стратегическое окружение французов превратить в тактическое и сбросить их в море.

Для выполнения сего грандиозного плана, Китайцы, к осени 1884 года, не имели еще достаточных сил. Надо было Гуан-Сийские и Юнанские провинциальные войска подкрепить значительными отрядами, направленными от Пекина и Голубой реки к городам Lung-chau, Лао-Кай и Kai-hoa, избранными пунктами сосредоточения. До прибытия же Пекинских регулярных, лучших Китайских войск, Китайцы имели в своем распоряжении только провинциальные войска южных провинций, численность коих достигала однако на обоих фронтах до 40–50 т. человек. Войска эти состояли из пехоты, разделенной на роты по 200 чел., соединяемые в батальоны различного состава. Артиллерии, за исключением позиционной, предназначаемой для вооружения укреплений, почти не было. Кавалерии также не было. Инженерные части состояли из команд носильщиков, снабженных шанцевым инструментом и предназначаемых для возведения укреплений под руководством особых офицеров, нередко иностранного происхождения, англичан и немцев. Огнестрельное вооружение пехоты состояло из ружей современных типов, скорозарядных и даже магазинных, холодное из сабель и кинжалов.

В Сентябре месяце Китайцы начинают свою первую наступательную операцию и обрисовывается их медленное наступление к дельте по северной и северо-западной операционным линиям, угрожая, в восточном Тонкине, верхнему течение двух рек, ветвей р. Тайбина, именно рек Song-Thiong и Loch-Nam, а [52] также пунктам северного периметра дельты — Phu-lang tuong, 7 Pagodes, Dong-Trieu, Quan-Yen. На западе наступление следует вниз по реке Красной и угрожает западному периметру дельты, г. Hung-hoa и Tuyen-Quan.

Очевидно что из двух указанных направлений, наступление по линии восточного Горного Тонкина имело наиболее угрожавший характер и наиболее серьезное, решающее значение, так как грозило г. Haiphong и сообщениям французов с их базой. Кроме того, на западе, движение Китайцев шло и обрисовывалось гораздо более медленно. Оставаться в выжидательном положении было немыслимо, надо было, в восточном Тонкине, заткнуть пути наступления Китайцев занятием важных узлов дорог. Объектами действий Главнокомандующий избирает, и совершенно правильно, узел Kep в долине р. Song-Thuong и узел Chu в долине р. Loch-Nam. К началу Октября, головные части Гуан-Сийской армии подошли уже к этим узлам и занимали стратегически фронт Kep, Baoloc, Chu, 5000 у Chu, 6000 у Baoloc и Kep.

Движения французов для атаки вышеназванных узлов заслуживают полного внимания и оканчиваются успешно, хотя и предприняты были весьма слабыми силами. Марш-маневр был организован следующим образом:

Правая колонна подполковника Donnier, около 1000 ч. при 4-х орудиях должна была подняться на судах к местечку Lam и высадившись здесь на северный берег, овладеть Китайской позицией у Chu. За ней должна была следовать, в виде резерва, колонна Mibelle'я, всего 500 чел. при 2-х орудиях. Левая главная колонна генерала Négrier, 1500 ч. при 8 орудиях, должна была оперировать к Bao-Loc т. е. против центра Китайского расположения. Став таким образом между обеими фланговыми массами неприятельских войск, ей надлежало обратиться к западу против важного узла [53] Kep, отбросить Китайцев за реку Song-Thuong и отрезать им путь отступления по дороге Мандаринов.

Таким образом французы предпринимают демонстративную атаку против левого фланга Китайского фронта и главную против их центра, стараясь разъединить обе массы неприятельских войск и разбить их по частям. Занятие пункта Kep представлялось в высшей степени важным: от этого узла отходили дороги к Ганою, Лансону, Tai-Nguyen и Tuyen-Quan'у и он для Китайцев приобретал то первоклассное маневренное значение, что здесь проходили сообщения Гуан-Сийской армии с армией Юнанской. т. е. обе армии могли войти в стратегическую связь одна с другою только при условии владения этим пунктом. 12-го Октября правая колонна Donnier энергически атакует Китайские позиции у Chu и отбрасывает неприятеля к северу на его репли у Лансона.

Еще ранее, 7 Октября, колонна Négrier подходит к Bao-Loc, но не найдя здесь китайцев, успевших отойти на общую позицию у Kep, возвращается к местечку Thomann и 8 Октября энергично атакует упомянутую позицию, но не с востока как было предположено, а с юга, и после упорного боя овладевает селением Kep, отбрасывая китайцев не к западу, что было бы несравненно важнее, но к северу на их резервы и сообщения, чем очевидно умалялись стратегические результаты боя. Тем не менее последствия сражений при Chu и Kep, стоивших французам до 200 чел. убитыми и ранеными, китайцам до 2000, были весьма значительны: во-первых занятием этих двух пунктов приостанавливалось наступление китайцев и замыкались дебуше из горного Тонкина. Во-вторых французы приобретали здесь важные опорные пункты, послужившие промежуточными базами для наступления к Лансону. Наконец нравственное значение этих побед была весьма значительно: с занятием этих пунктов делается возможным переход от [54] оборонительного к наступательному образу действий. Тем не менее теперь же перейти в наступление к Лансону было еще невозможно: после Chu и Kep, экспедиционный корпус, в составе 21 батальона, 1/2 эскадрона и 8 батарей, несмотря на прибывшие из Франции команды пополнения, считал не более 15.000 чел., из коих свободных было только 5.000, так как 10.000 было поглощено гарнизонами дельты. Затем, надо было дождаться прибытия новых обещанных подкреплений, надо было в особенности сосредоточить к промежуточной базе Chu запасы продовольствия и перевозочных средств, так как войскам предстояло удалиться на 60 верст от дельты и следовать по крайне трудной и бесплодной части Горного Тонкина, где рассчитывать на местные средства продовольствия было немыслимо — все запасы надо было тянуть за собою.

Пока на восточном фронте происходили изложенные события, на западе, Юнанская китайская армия, присоединив к себе контингенты Черных флагов, медленно спускалась от Лао-Кая по течению р. Красной, воздвигая на своем пути, по обычаю китайских войск, многочисленные укрепленные лагери. От важного узла Than-Quan, который китайцы по своему обыкновенно, не замедлили окружить системою фортов, оперативная линия Небесных войск разветвлялась, причем северная ее ветвь направлялась на города Phu-Anh-Binh и Ca-Lane, где китайцы также поспешили нарыть массу укреплений, и приводила затем к важному укрепленному городу Tuyen-Quan'у, занятому французским слабым гарнизоном еще с Июня месяца. Другая ветвь китайского пути наступления направлялась по левому берегу р. Красной к г. Hung-hoa, и следовала далее на г. Dong-Van, откуда кружным путем приводила к городу Than-Hoa, расположенному в южном Тонкине на Аннамской линии. На этой важной ветви китайцы также воздвигли целую [55] серию укрепленных фортами лагерей у Pho-En, Manh-Lanh, Ao-Loc и Son-Lung. Во исполнение общего принятого китайцами операционного плана, они предполагали направить удары Юнанской армии против пунктов Hung-hoa и Tuyen-Quan, маневренное значение коих было крайне важное, так как пункты эти, служа важными узлами дорог, приводили к сосредоточенно: с Гуан-Сийской армией через Tai-Nguyen и Kep, а с Аннамской армией через Dong-Van и Than-Hoa. Словом, только с занятием названных пунктов достигалась возможность стратегического окружения французов. Но помимо сего наступательного значения, г. Tuyen-Quan имел для китайцев еще и иное, оборонительное значение. Действительно, китайцы имели основание опасаться чтобы французы, владея г. Tuyen-Quan, не сосредоточили здесь значительных сил и, опираясь на водяные сообщения реки Ясной, не перешли в наступление против узла Than-Quan, отрезывая таким образом от своих коммуникаций китайские войска, назначенные для сбора, против г. Hung-hoa, в богатом и обильном районе между рр. Красной и Ясной. Соображения китайцев представляются в высшей степени основательными и ими объясняется то упорство, с которым, с Ноября 1884 и по Март 1885 года, китайцы сначала атакуют, а потом ведут энергичную осаду маленького, геройского гарнизона майора Domine, выдержавшего, в числе 600 человек, на своих плечах всю тяжесть ударов левого фланга Юнанской армии.

Гарнизон этот, состоя из 2 рот иностранного легиона. 1 роты аннамских стрелков при 6 орудиях, был оставлен в г. Tuyen-Quan и снабжен продовольствием и снарядами в Ноябре месяце 1884 г.

В течение целого месяца гарнизон Tuyen-Quan'а имеет соприкосновение и постоянные стычки с подходившими китайскими войсками. Но уже в конце Декабря, китайцы в числе 6000 человек окончательно [56] окружают город и предпринимают, в высшей степени энергичную и замечательную в инженерном отношении правильную осаду Tuyen-Quan'ской цитадели. Постоянно опасаясь за тыл своего осадного корпуса, они к тому же времени устраивают две крайне сильные контрвалационные линии, из коих одна, южная, должна была обеспечить осадный корпус от попыток французов освободить осажденный гарнизон движением вверх по долине р. Ясной. Другая линия, западная, прикрывала осадные войска со стороны долины притока Ясной, реки Song-Soi, т. е. со стороны попыток французов овладеть тыловыми пунктами китайцев, Ca-Lane, Phu-an-binh и Than-Quan. Для обороны южной контрвалационной линии китайцы назначили 15.000 чел. и здесь, на прямом пути наступления французов, у Hoa-Moc, нарыли 5 линий в высшей степени серьезных укреплений.

Первые параллели против южного и западного фасов цитадели заложены были в конце Января, а с 8 Февраля китайцы начали уже выводить минные галереи, направляя их против юго-западного исходящего угла, где 13 Февраля взорвана была первая брешь. Не переставая в течение всей осады забрасывать город снарядами своей позиционной артиллерии, Китайцы 24 и 25 Февраля производят энергичный штурм, но отбиты с большим уроном. 28 они производят новый штурм, но уже к вечеру этого дня осажденный гарнизон, снова отбив бешеные атаки китайцев, увидел издалека ракеты, пущенные приближавшейся на выручку бригадой полковника Giovaninelli. 3-го Марта бригада эта энергично атакует контрвалационную линию китайцев и после кровопролитного и удачного сражения при Hoa-Moc подходить к полуразрушенному Tuyen-Quan'у. Китайцы уже 8-го Мая снимают осаду и отступают к г. Phu-an-Binh. За все время своего геройского сопротивления, ничтожный гарнизон майора Domine отбил 7 штурмов и [57] потерял убитыми и ранеными 300 чел., т. е. 50%. Китайцы за время осады выпустили 10.000 артиллерийских снарядов и расстреляли 1 миллион ружейных патронов, производя в день до 300 артиллерийских выстрелов. Такая неумеренная трата ими боевых снарядов была для них тем более пагубна, что снаряды эти с величайшими трудностями доставлялись Юнанской армии из Кантона вверх по р. Сикиангу и далее сухопутным путем к Лао-каю, на что потребно было до 4-х месяцев пути. Ко дню сражения при Hoa-Moc у них ощущался значительный недостаток в патронах, чем и объясняется отчасти их сравнительно кратковременное сопротивление за валами южной контрвалационной линии.

Мужественное поведение Tuyen-Quan'ского гарнизона и его доблестного начальника сослужило всей Тонкинской экспедиции немаловажную службу. С этих пор общий операционный план китайцев не может уже получить надлежащего развития. Но не смотря на это, нельзя не признать, что осада ничтожного гарнизона целой армией противника представляет собою в высшей степени ненормальное явление, порожденное общей слабостью сил и влечет за собою еще иные последствия и события, крайне тяжкие для французов, имевшие место на восточном фронте.

Наступил последний период Тонкинских операций, наиболее для французов опасный и представляющий наибольший интерес. Китайская армия к концу 1884 года подтягивает с севера, от Пекина, свои лучшие регулярные войска, эшелонируя 40 т. на линиях восточного и 40 т. на линиях северо-западного Тонкина. В то время как на западном фронте, 40 тысячная Юнанская армия подтягивалась шаг за шагом к линии Hung-hoa — Tuyen-Quan, Гуан-Сийская армия сосредоточивалась у г. Lung-chau и снова направила свои головные части к югу, обрисовывая свою вторую наступательную операцию и воздвигая по пути [58] бесчисленное множество укреплений и укрепленных лагерей у Bang-Bo, Dong-Dang, Лансона, Dong-Song и Nui-Bop. Особенно много нарыто было укреплены по дефилеям дороги Мандаринов, откуда китайцы ожидали главных наступательных операций французов. Сообщения Гуан-Сийской армии от Lung-chau направлялись к северу по течение судоходных рек и проходили важные стратегические узлы Nanning — Woutcheou, следуя далее, по течение рек южного Китая, к долине Ян-це-Кианга и Пекину. К этому именно периоду и относится тот теоретический план действий против Гуан-Сийской армии, о котором упомянуто было в начале моего чтения. Если бы французы, решившись на открытую войну с Китаем, бросив бесцельные операции против Келунга и Фу-чжоу, могли сосредоточить эскадры и сильные десантные отряды к фланговым позициям у Кантона и Пакхоя, угрожая участку Nanning — Woutcheou, то этим самым оттягивалась бы Гуан-Сийская армия к северу и значительно облегчались операции против Лансона, между тем как фактически имевшие место операции решающего значения иметь не могли, так как всякое фронтальное наступление к Лансону, в конце концов, все-таки отбрасывало Гуан-Сийскую армию на ее сообщения.

Как бы то ни было, к началу 1885 года, Гуан-Сийская армия обрисовала свою вторичную наступательную операцию, заняв своими головными частями фронт Than-Moi, Dong-Song и Na-Dzuong на 3-х главных путях, приводивших от Лансона к линии Kep и Chu. В тылу, резервы ее были эшелонированы от Лансона до Lung-chan, а на крайнем восточном пути был выставлен к сильно укрепленной позиции у Nui-Bop 12-ти тысячный фланговый отряд, имевший весьма выгодное для китайцев положение, так как при первом движении французов к северу, угрожал их коммуникациям и промежуточной базе у Chu. С своей стороны и французы устраивались и стягивали войска [59] к лагерю у Chu. В начале Января сюда прибывают из Франции и Алжира новые подкрепления в числе двух батальонов и двух батарей, всего 2,100 чел. при 12 орудиях и экспедиционный корпус достигаете численности в 17,500 чел. при 10 батареях (60 орудиях). Из этого состава для марша против Лансона предназначается и собирается в лагере при Chu: 12 батальонов, 1/2 эскадрона и 6 батарей всего 7,200 чел. при 36 орудиях. Прочие войска оставались рассеянными по гарнизонам дельты.

Лансонская операция подготавливалась самым тщательным образом: у Chu возник целый город и на этой промежуточной базе, сообщавшейся водою с Хайфунгом, собирались обширные запасы продовольствия и транспортных средств. Заготовлено было 640.000 рационов для войск; со всего Тонкина собраны были сюда коневые средства, а также подвезены таковые из Кохинхины и Сингапура. Изготовлено до 300 повозок особого, легкого типа. Носильщиков собрано до 6 1/2 тысяч человек. Боевых запасов рассчитано по 500 патронов на ружье и 300 выстрелов на орудие. У Chu устроена пристань, магазины, подтянуты артиллерийские парки. Изобретены новые, более удобные способы нагрузки носильщиков ящиками с рационами и боевыми припасами. Наконец, улучшены пути сообщения вокруг лагеря, а пристань у Trai-Dam соединена с лагерем железной дорогой системой Decauville'я. На эти приготовления промежуточной базы в инженерном отношении ушел весь Январь месяц.

Три операционных направления приводили от Chu к Лансону:

Во-первых, дорога Мандаринов, приводившая к правому флангу неприятельского стратегического фронта, т. е. к местечку Than-Moi. Дорога эта представляла крайние затруднения для движения, так как была не более как горная тропа, проходившая по множеству узких, горных дефиле. Здесь китайцы нагромоздили [60] главную массу своих укреплений и кроме того движение по этой дороге приводило к фронтальному столкновению с неприятелем, а в случае успеха, отбрасывало его на его резервы и сообщения.

Восточное операционное направление, дорога Chu-Na-Dzuong — Lanson — было в топографическом отношении менее затруднительно. Но оно было на два перехода длиннее западного и кроме того, приводя к левому флангу неприятельского фронта, давало возможность китайцам сосредоточиться у местечка Than-Moi и угрожать коммуникациям французов.

Третье, среднее операционное направление от Chu на Dong-Song представляло наибольшие выгоды: оно было во первых кратчайшее и во вторых приводило к прорыву неприятельского центра. В топографическом отношении, направляясь через перевалы Deo-Van и Deo-Quan, не представляло серьезных препятствий.

Генерал Brière de l'Isle, совершенно основательно, останавливается на выборе именно этого операционного пути. — Но ранее выступления войск по избранному направлению, сама собою навязывалась заботам главнокомандующего еще одна, крайне серьезная операция: необходимо было отогнать 12-тысячный отряд Китайцев, стоявший во фланговом укрепленном лагере у местечка Nui-Bop. Совершенно очевидно, что нельзя было двигаться вперед, не обеспечив правого фланга и тыла движения со стороны этой фланговой позиции. Операцию эту генерал Brière de l'Isle возлагает на бригаду Négrier. 8-го Января генерал Négrier с 5-ю батальонами и 10 орудиями обходить позицию у Nui-Bop'а с юга и в высшей степени энергично атакует ее южный фронт, отбрасывая неприятеля частью к востоку, частью к северу. Первая, подготовительная относительно Лансона тактическая операция оканчивается полным успехом и наступление к северу становится возможным.

Марш генерала Brière de l'Isle к Лансону [61] представляет собою целый ряд последовательных, фронтальных, притом мало упорных боев, закончившихся, 13-го Февраля, занятием Лансона. В течение 10 дней, французская колонна проходить 60 верст, т. е. двигается крайне медленно и не успевает достигнуть предположенного прорыва центра у Dong-Song'а. Как только обрисовалось наступление французов к этому пункту, впечатлительные китайцы, опасаясь за свои сообщения, тотчас же бросают свои линии и концентрически отступают к Лансону и далее к северу. 13-го Февраля обе бригады останавливают свое наступление и располагаются на биваках у Kilua и Лансона. Движение к Лансону, как и большинство операций французов в эту кампанию, заканчивается не поражением, пленением или рассеянием неприятельской армии, но занятием, как бы этапным порядком, все более и более удаленных пунктов. Наступление французов приводить не к стратегическим, но так сказать к географическим результатам. Действия китайцев отличаются поразительным отсутствием тактической инициативы. Подавленные одной маневренной стороной французского марша, бросая свои укрепления, бросая сильную оборонительную линию реки Лансона, они отступают и массы их орудий, ружей и запасов достаются в руки французов. — Эти свойства китайских войск в высшей степени замечательны: совершенно неспособные к тактическому наступлению, они выказывают упорные оборонительные способности только за своими валами и только если они более или менее спокойны за свои сообщения. Даже стратегически наступая, они тактически только обороняются и при первой угрозе обходом или прорывом, поспешно отступают. Отсюда видно, что маневрирование, преследование, действия кавалерийских отрядов на флангах и в тылу должны получить при будущих столкновениях с китайскими войсками, первостепенное значение. Обращаюсь к последним эпизодам кампании. [62]

Еще в лагере при Chu, французами главнокомандующий получил телеграмму от майора Domine, извещавшую его о критическом положении дел на западном фронте и о том, что под Tuyen-Quan'ом, апроши неприятеля скоро подойдут к самой цитадели. Но генерал Brière de l'Isle не счел возможным отложить из-за этого марш к Лансону. Надеясь на энергию доблестного коменданта, он совершенно основательно полагал, что операции на восточном театре слишком необходимы, так как приближение Гуан-Сийской армии прямо угрожало сообщениям французов с морем. По мнению генерала Brière de l'Isle нельзя было откладывать операции на главном районе театра военных действий дабы бросаться к району второстепенному и предстояло, в случае удачи — тотчас после занятия Лансона поспешить на выручку гарнизона; в случае неудачи, — пожертвовать этим гарнизоном. Таким образом усматривается здесь еще раз, в какое странное, ненормальное, рискованное положение поставлены были французы общей слабостью сил и предыдущими ошибками, притянувшими и разбросавшими массу их войск. Оставив у Лансона слабую бригаду Négrier, генерал Brière de l'Isle с 1-й бригадой полковника Giovaninelli форсированными маршами бросается назад, по дороге Мандаринов, к Ганою. Здесь бригада села на суда и уже к 24 Февраля высадилась у устья реки Ясной. Еще ранее прибыла сюда небольшая колонна полковника Maussion, посланная главнокомандующим вперед из состава Сонтайского гарнизона. 28-го войска 1-й бригады сосредоточиваются у устья р. Song-coi и вечером сего дня пускают сигнальные ракеты для извещения осажденных о приближении шедшего на выручку отряда. Всего генерал Brière de l'Isle вел на помощь Tuyen-Quan'у — 6 батальонов, 1/4 эскадрона и 14 орудий т. е. около 31/3 тысяч человек.

От устья реки Song-coi колонна генерала Brière [63] de l'Isle, направляясь к Tuyen-Quan'у, могла: либо двинуться вверх по названной реке, угрожая тыловым пунктам китайцев и сообщениям их с р. Красной; направление это приводило к обходу южной контрвалационной линии и сильной позиции у Hoa-Moc.

Бригада полковника Giovaninelli могла затем направиться к осажденной крепости, следуя вверх по р. Ясной. Это направление было кратчайшее, давало возможность отряду опираться на флотилию и не удаляло его, как первое направление от его водяных сообщений по р. Ясной. Но зато оно приводило к фронтальному столкновению с Hoa-Moc'ской позицией и требовало прорыва ее сильных укрепленных линий. Существовало еще одно, среднее направление, приводившее к центру контрвалационной линии, но оно шло по весьма мало известным тропинкам, которые, быть может, терялись даже не доходя до Tuyen-Quan'а. По всем этим соображениям, генерал Brière de l'Isle решается: опираясь на флотилию, двигаться вверх по р. Ясной и атаковать Hoa-Moc'скую укрепленную позицию.

Китайцы воздвигли здесь, весьма удачно применившись к местности, 5 линий фортов и траншей: первая линия была устроена к западу от дороги и так скрыта в кустарниках и бамбуках, что французы миновали ее, не заметив неприятеля и не замеченные китайцами. Вторая линия под острым углом пересекала дорогу и на нее направлены были главные удары французских батальонов. Затем в тылу, почти параллельно одна другой, устроены были 3-я, 4-я и 5-я линии.

Китайские войска оказали весьма упорное сопротивление только при обороне своей 2-й линии, атакованной, 2-го Марта, сначала 1-м, потом 2-мя, наконец 4-мя батальонами полковника Giovaninelli. Но затем, занятие 2-й линии к вечеру первого дня боя, тотчас же повлекло за собою очищение китайцами и падение прочих, расположенных к западу от [64] дороги фортов. 3-го Марта, французы, выставив заслоны к западу против неочищенных еще, но слабо державшихся фортов, энергично подаются вперед с прочими войсками бригады и втянувшись в Hoa-Moc'ское дефиле, китайцами не занятое, в тот же день подходят к Tuyen-Quan'у, где гарнизон майора Domine встречает Главнокомандующего на параллелях и траншеях, утром того же дня очищенных осадным китайским корпусом.

Сражение при Hoa-Moc было весьма кровопролитное, французы потеряли 500 чел. убитыми и ранеными и действия генерала Brière de l'Isle заслуживают полного внимания, так как не только были верно направлены, но и отличаются большой смелостью и энергией. Канонерки флотилии, к несчастию для французов не могли участвовать в сражении, так как сидели слишком глубоко в воде и где-то застряли.

В фортификационном отношении китайцы выказали, как при осаде Tuyen-Quan'а, так и в сражении при Hoa-Moc, замечательные способности и познания. Постройки их были трассированы вполне рационально, но в деталях было сделано много упущений: форты их имели весьма ничтожную фланговую оборону, обстрел был ничтожный и имелось весьма много мертвых пространств и углов. Выходов для перехода в наступление почти не было и китайцы оказались запертыми за своими валами как в ловушке. Тем не менее, в смысле фронтальной обороны, французы со времени Сонтая не встречали такого энергичного сопротивления.

Оставив в г. Tuyen-Quan два батальона алжирских стрелков, генерал Brière de l'Isle намеревался еще более оттеснить Юнанскую армию к северо-западу и занять г. Than-Quan, освобождая таким образом западный периметр дельты от наступательных попыток китайцев. Но эти намерения Главнокомандующего не были приведены в исполнение, так как в [65] первых числах Апреля был заключен мир и военные действия прекратились.

Между тем у Лансона, положение бригады Négrier было далеко не блестящее и не обеспеченное. Продовольственные запасы, по длинному пути от базы Chu, доставлялись с величайшими трудностями. Медицинская часть была организована крайне неудовлетворительно и на биваках бригады у Ki-lua, развилась значительная болезненность. В течение целого месяца, войска не получали ни хлеба ни вина и вместо сухарей, сахара и кофе им выдавались рационы риса. Числительность бригады понизилась до 2.300 штыков. При таких условиях положение бригады было в высшей степени рискованное и, имея перед собою продолжавшую свое сосредоточение Гуан-Сийскую армию, она в сущности говоря, висела на воздухе. Нравственное состояние войск было также не вполне удовлетворительное.

К половине Февраля выяснилось, что головные части Гуан-Сийской армии, числительность которой к этому времени уже дошла до 40.000 чел., перешли снова в наступление и заняли, поперек дороги Мандаринов сильно укрепленную позицию у местечка Dong-Dang, где означенная дорога разветвлялась, приводя, к северу, к Китайским пограничным воротам, а к северо-западу, к важному пограничному дебуше Thatké. Оставаться в оборонительном положении, имея перед своим фронтом в 8 верстах сильно-укрепленный и важный узел дорог, было слишком опасно и энергичный генерал Négrier, пополнив шестидневный запас продовольствия, решается овладеть этим узлом. Такое решение генерала Négrier вполне отвечало инструкциям, оставленным ему Главнокомандующим генералом Brière de l'Isle предложившим ему, после ухода бригады Giovaninelli, не оставаться в оборонительном положении, но стараться перейти в наступление и как он выразился, donner de l'air aux troupes. В инструкциях этих нельзя не усмотреть еще одной [66] особенности французских военных соображений в эту кампанию: слишком обширные стратегические задачи возлагаются на слишком слабые отряды и силы отрядов постоянно не согласуются с обширностью операционных планов и целей. Последствия такого ошибочного взгляда не преминули и здесь привести к печальным событиям, оправдывая еще раз вполне применимую ко всей Тонкинской экспедиции поговорку «qui trop embrasse, mal étreint».

23-го Февраля генерал Négrier энергично атакует китайцев у местечка Dong-Dang и после удачного боя отбрасывает их к Thatké и к Китайской границе. Выставив заслон к стороне That-ké, он в тот же день энергично преследует неприятеля к Китайским воротам и, дабы оставить фактические следы своего появления у китайской границы, взрывает эти ворота динамитом. Китайцы отступают далее к северу на свои резервы, а генерал Négrier, оттеснив таким образом головные части Гуан-Сийской армии от Лансона, в виду изнурения войск, недостатка в продовольствие и патронах, отходить назад к Ki-Lua.

Здесь, на укрепленной позиции, бригада генерала Négrier остается в бездействии и притом в самом тягостном положении до конца Марта. Китайцы стояли по прежнему в сосредоточенных силах у Lung-chao и Bang-Bo, угрожая наступлением к югу.

К началу Марта, общее положение дел на театре военных действий было далеко не утешительное: не смотря на блестящие успехи бригад Giovaninelli и Négrier, французы на обеих фронтах должны были держаться оборонительного образа действий, притом крайне разбросав весь экспедиционный корпус по многочисленным пунктам. Неприятель напротив того, держал свои силы сосредоточенно, до 50 т. на каждом фронте и неравенство в силах обеих сторон было подавляющее. Отношения с Аннамским двором были крайне натянутые и в довершение всего, в Кохинхине [67] возникли беспорядки. Бригада Négrier, у Лансона, висела на воздухе. Генерал Brière de l'Isle, оттеснив юнанскую армию от западного периметра дельты, намеревался правда тотчас же опять перебросить бригаду Giovaninelli к Лансону, но для полного сосредоточения сил у этого пункта возникали серьезные продовольственные затруднения: мечтали правда о проведении между Лансоном и Бак-Нином железной дороги системы Decauville'я, но на это потребно было значительное время.

Наконец, к 17 Марта прибывает из Франции и Африки предпоследний, счетом 7-й, транспорт подкреплений, в числе 5,000 чел. для Тонкина и 1,600 чел. на о. Формозу. Из этого числа, к бригаде Négrier направлено было 1.700 человек, кои были распределены по батальонам и подняли численность бригады до 3 1/2 тысяч человек. Но эти подкрепления успели подойти к Лансону только к 26 Марта, т. е. несколькими днями спустя новой наступательной попытки генерала Négrier, направленной против укрепленной позиции у Bang-Bo.

Попытка эта, на этот раз, вызвана была инструкциями, присланными военным министром, генералом Lewal. В это время переговоры с Китаем выступили на новую, более отрадную почву и пред взорами французского правительства мерцала возможность прийти, в недалеком будущем, к заключение мира. С целью ускорить эти переговоры и придать им более веса, генерал Lewal телеграфировал генералу Brière de l'Isle в следующих выражениях: «hâtez vous de pousser une pointe vers la Porte de Chine». Приказания эти вполне отвечали деятельному характеру генерала Négrier и его способностям энергичной тактической инициативы. Не смотря на то, что за оставлением репли в Лансоне и Dong-Dang, он имел в своем распоряжении, для наступления против всей Гуан-Сийской армии всего 1,500 чел. и 12 орудий, он к 23 [68] Марта, с 4-мя слабыми батальонами и 2-мя батареями подходить к китайским воротам и атакует сильно укрепленную позицию у местечка Bang-Bo.

Атака генерала Négrier, направленная против слабого центра и сильного левого фланга китайцев, окончилась для французов неудачно. Батальон 143-го линейного полка, под начальством заслужившего столь печальную известность подполковника Herbinger'а, повел свою атаку на высоты левого фланга крайне вяло. Направленный против фронта батальон 111-го полка едва не был окружен китайцами и принужден был штыками пробиваться назад. Теснимый со всех сторон, почти не имея патронов, генерал Négrier отходит эшелонами назад, везде ободряя войска и восстановляя появляющийся упадок дисциплины. Лично отстреливаясь в цепи арьергардного эшелона, доблестный командир 2-й бригады медленно отводить расстроенные войска к м. Dong-Dang и на другой день боя, потеряв 300 чел. убитыми и ранеными, устраивается снова на биваках у д. Ki-Lua. Но уже через двое суток, во время которых подошли упомянутые выше подкрепления и эвакуированы раненые к лагерю Chu, разъезды генерала Négrier снова вступили в соприкосновение с наступавшими китайскими войсками. Тактическая инициатива переходить в руки китайцев и 28 Марта генерал Négrier был атакован у Ki-Lua, где произошел последний, в высшей степени печальный для французов бой с китайскими регулярными отрядами.

Позиция французов опиралась влево на траншеи и ретраншаменты, некогда возведенные китайцами на скалистых высотах северного берега Лансонской реки. Вправо она доходила до дороги Мандаринов, где построено было два редута и опиралась на сильный опорный пункт, деревню Ki-Lua. В тылу позиции у моста возведен был тет-де-пон сильной профили. Редюитом позиции служил окруженный цитаделью город [69] Лансон. В случае наступления значительных неприятельских сил, генерал Négrier находил вполне возможным, прикрывая свой путь отступления, упорно обороняться сначала на позиции у Ki-Lua, затем за оборонительной линией реки, наконец далее на целом ряде арьергардных позиций, эшелонированных по пути, пройденному два месяца тому назад во время марша к Лансону. С минуты на минуту ожидали прибытия новых подкреплений из Ганоя и новых, значительных запасов патронов. Словом, положение отряда, в особенности в виду слабых наступательных способностей китайцев, в глазах генерала Négrier далеко не представлялось критическим.

28 Марта обрисовалось наступление китайцев в 3-х колоннах. Аванпосты французов медленно отошли назад, навлекая китайцев под огонь редутов. Демонстрируя против Ki-Lua, китайцы повели довольно энергично атаку в обход левого фланга французов, отбитую однако направленными сюда войсками из резерва: вместе с тем генерал Négrier приказал подполковнику Herbinger с 3-мя батальонами энергично атаковать левый фланг Гуан-Сийской армии. Атака эта удалась и весь левый фланг китайцев в расстройстве отходит назад, увлекая за собою даже часть центра и правого фланга Небесных войск. По всей линии китайцы дрогнули и готовы были начать отступление. Бой, казалось, склонялся в пользу французов. Но в это время генерал Négrier, раненый пулею в грудь, упал с коня. Не теряя однако своего обычного присутствия духа, он посылает ординарца к подполковнику Herbinger с приказанием принять начальство над войсками и обратить внимание на то, что французы потеряли не более 50 чел., что в резерве остается еще 3 свежих батальона, что день очевидно склоняется в пользу французов и что ему надлежит держаться и докончить сражение во что бы то ни стало. Не смотря на это, [70] подполковник Herbinger, по причинам, до сих пор не вполне выясненным, отдает по всей линии приказание о немедленном отступлении на левый берег. Вечером того же дня, в полной темноте и в невообразимом беспорядке, подполковник Herbinger отходить к Лансону, отсылает назад по дороге Мандаринов тяжести и раненых, артиллерийские парки посылает еще раньше назад без всякого прикрытия, бросает в городе весь склад оружия и запасов и в довершение всего, приказывает сбросить в реку материальную часть одной батареи и всю казну. Пройдя Лансон в величайшем беспорядке, отряд продолжает отступление, принимающее все более и более характер паники. Некоторые офицеры умоляют совершенно обезумевшего Herbinger'а остановить отряд и позволить им собрать всю артиллерию и тяжести. Но по причинам совершенно непонятным, Herbinger настаивает на том, чтобы целая батарея, именно батарея Martin, была сброшена в реку. Вечером 29-го, несчастная бригада достигает линию Than-Moi — Dong-Song, где Herbinger получает категорическое приказание от генерала Brière de l'Isle остановить безумное отступление и занять горные проходы. Но Herbinger доносит, что Китайцы теснят его и обходят и что ущелья в его тылу уже заняты, — чего очевидно не было и наконец, вопреки приказанию главнокомандующего, поспешно отводить бригаду к лагерю у Chu. Сюда прибывает сам главнокомандующий и немедленно сменив подполковника Herbinger'а и назначив командующим бригадой полковника Borgnis-Debordes, поспешает снова занять горные проходы и Nui-Bop. Воздерживаясь от оценки этого несчастного и по правде сказать еще довольно темного события, я замечу только, что следствие произведенное над Herbinger'ом, выяснило, по мнению одних, что он был в ненормальном состоянии вследствие злоупотребления спиртными напитками, по мнению других, что он был в [71] припадке умопомешательства. Наконец некоторые утверждают, что не Herbinger увлек назад бригаду, но бригада увлекла Herbinger'а, будучи окончательно надорвана и деморализована раной своего любимого и энергичного генерала. 1-го Апреля, генерал Négrier, эвакуированный вместе с прочими ранеными в Ганой, имел здесь свидание с главнокомандующим. Свиданье это, как рассказывали в то время очевидцы, было в высшей степени тягостное: генерал Négrier плакал и не мог простить себе, что до конца не оставил за собою, хотя бы с перевязочного пункта, общего руководства делами.

Между тем китайцы во время отступления французов от Лансона, выказали крайнюю осторожность и медленно подтянулись вслед за французами, снова заняв Bac-lé и Dong-Song.

События под Лансоном произвели в Париже взрыв отчаяния. Кабинет Jules Ferry вышел в отставку: во главе кабинета стал Freycinet, военным министром назначен был снова генерал Campenon. Решено было послать в Тонкин еще новый, последний транспорт подкреплений в числе до 9,500 человек. Но уже 4 Апреля, Китай, озабоченный событиями в Корее и блокадой своих восточных берегов эскадрой адмирала Курбе, истощив к тому же свои финансовые средства, согласился на подписание предварительного мирного договора на почве Тянь-Тцинского трактата. Военные действия к концу Апреля всюду прекратились и войска Небесной империи начали медленное очищение Тонкинской территории.

Таким образом, Франция достигла своих целей и овладела Тонкином. Но не скоро еще прекратились в дельте смуты и мелкие стычки с враждебными французам шайками пиратов; для полного успокоения страны, французы в течение всего 1885 года вынуждены посылать по разным направлениям летучие колонны и мелкие отряды. В конце Мая прибывают все [72] подкрепления и в Тонкине сосредоточивается 27 батальонов, 4 эскадрона, 17 батарей, всего до 30.000 чел. при 100 ор., разделенных на две дивизии под нач. генералов Brière de l'Isle и Négrier. Главнокомандующим всего Тонкинского корпуса назначен был дивизионный генерал de Courcy. Наученные опытом и опасаясь возобновления войны с Китаем, французы сосредоточивают еще у Тулона резервную дивизию в числе 9.000 чел. под нач. генерала Coiffe. Война с Китаем однако, к счастью для французов, не возобновилась и 6 Июля 1885 г. был заключен с Китаем окончательный Тянь-Тцинский договор о мире, дружбе, и торговле обеих держав. Китай признавал протекторат Франции над Аннамом и Тонкином и открывал для французской торговли свою южную границу. Во главе французского протектората поставлен был гражданский резидент, которому подчинялась вся администрация, сухопутные и морские силы, сосредоточенные в Аннаме и Тонкине. В Феврале 1886 года заняты были наконец французскими гарнизонами пограничные города: Лао-кай, Cao-bang, Thatké, Лансон, а 8 Апреля прибыл в Ганой первый гражданский резидент, Paul Bert. Тонкин был покорен и спокойствие водворилось во всей стране.

  • Вступление.
  • Военные действия 1884 года.
  • Военные действия 1882-1883 годов.
  • Общая оценка действий обеих сторон. Краткое рассмотрение организации войск обеих сторон.



  • © Copyright Bumali Project, 2007
    All rights reserved
    bumali2000@yahoo.ca
    Last update: 2009.06.10
    design by ISS, 2007