Bumali Project
EnglishChinese






Ермолов Николай Сергеевич

Тонкинская экспедиция 1883–1885 гг.

Тонкинская экспедиция 1883–1885 гг. Сообщение генерального штаба подполковника Ермолова. Январь 1890 года, Петербург. СПб., тип. штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, 1890. — 83 с.



Военные действия 1882–1883 годов.

Экспедиция Ривьера. Последующие операции французов и причины их неудач. Назначение адмирала Курбе главнокомандующим. Падение Сонтая.

Пока таким образом, трактат 1874 г. оставался мертвой буквой. Парижское правительство вело по прежнему свою крайне нерешительную политику, не решаясь отказаться совсем от Тонкина и вместе с тем надеясь дипломатическими переговорами добиться от Аннама и Китая желательного порядка вещей. Наконец, в Январе 1882 года, французское министерство, во главе которого стал министр иностранных дел Freycinet, несколько изменяет свой нерешительный взгляд на Тонкин. Губернатору Кохинхины адмиралу Le Myre de Villers разрешено послать в Тонкин небольшой отряд под начальством капитана Ривьера, с целью заставить Аннам соблюдать трактат 1874 г., очистить Красную реку от Черных флагов, открыть по ней навигацию и в конце концов поддержать авторитет и влияние Франции в Тонкине, где незадолго перед тем, были умерщвлены некоторые французские путешественники, занимавшиеся исследованиями Тонкинских рек. Настоящая Тонкинская экспедиция началась.

Иной характер представляют гористые части Тонкина: передвижения войск здесь являются еще более тягостными, так как кроме узких горных тропинок путей не имеется вовсе. В продовольственном отношении условия являются крайне затруднительными, так как гористые части заселены весьма скудно и почти не обработаны.

Орошение Тонкина весьма обильно: главной водной артерией территории является река Красная, берущая начало в горных областях Юнана и представляющая достаточные удобства для навигации. С севера и с юга в Красную реку впадают ее главные притоки р. Ясная и Черная, а в нижнем своем течении, Красная бесчисленными протоками и каналами сплетается с главной рекой восточного Тонкина, носящей название Тайбина.

Все главные пункты Тонкина и важные узлы дорог были укреплены, еще с конца ХVIII ст., цитаделями, построенными по системе Вобана. Цитадели эти строились, во время дружелюбных отношений Франции с Аннамом, под руководством французских инженеров и были вооружены многочисленной, хотя по большей части и старинной артиллерией.

На севере и северо-западе Тонкин граничит с тремя провинциями Южного Китая: провинцией Юнан, провинцией Quan-Si и провинцией Quan-Tung на востоке, главный город которой, Кантон, представляет весьма важный в военном и торговом отношении порт. Из других городов последней провинции отметим открытый для Европейцев порт Пакхой, имевший, как я изложу ниже, весьма важное военное значение.

Таким образом, из рассмотрения главнейших путей Тонкина усматривается, что армии, оперирующей в Тонкине, предстояло бы: во-первых, базируясь на порт Haiphong и море, утвердиться в Тонкинской дельте, вокруг Ганоя. Затем, базируясь на дельту, оперировать на три фронта по трем операционным направлениям: по линии Китайской к северу против Китайской армии, сосредоточившейся в провинции Quan-Si; по линии Тонкинской к северо-западу против Черных флагов и армии китайцев, базирующейся на Юнан. Наконец по линии Аннамской к югу против Аннамской армии, базирующейся на Гюэ. Если себе представить, что главные массы Китайских, Аннамских и Тонкинских неприятельских войск группируются на севере, северо-западе и юге, как то почти и было на самом деле, окажется, что французскому экспедиционному корпусу предстояло, во всяком случае, после занятия Ганоя и дельты, действовать по внутренним операционным линиям. [16]

Дабы уяснить в военном отношении последующий образ действий французских войск, я прошу позволения выделить Тонкинскую экспедицию из ее действительной, подавляющей обстановки, и поставить теоретически нижеследующей вопрос:

Каким образом стране, находящейся в войне с Китаем, Аннамом и Тонкинскими контингентами Черных флагов, надлежало бы сгруппировать свои армии дабы занять территорию Тонкина?

Теоретическое решение этой задачи представить тот образец, с которым, для оценки операции французов, надлежать будет постоянно сравнивать эти, фактически имевшие место, операции. Решение это нижеследующее:

Операции вести, решительно и одновременно, четырьмя экспедиционными отрядами. Из них:

1) Два сильных десантных отряда высадить в Кантоне и Пакхое. Заняв у сих пунктов фланговое положение относительно сообщений Китайской армии, оперирующей в провинции Гуан-Си, обоими отрядами перейти в наступление против участка Китайских коммуникаций Nanning — Wou-Tcheou, пунктов, через которые коммуникации эти проходят, направляясь к северу, т. е. к Голубой реке и Пекину. Объект действий — армия, оперирующая в Quan-Si. Занятие Кантона и Пакхоя очевидно оттягивает от Тонкина армию, угрожающую наступлением к югу в Тонкин.

2) Третьим десантным отрядом оперировать против столицы Аннама Гюэ, оттягивая к югу, по Аннамской линии, главные массы Аннамских войск.

3) Наконец четвертый десантный отряд высадить в Haiphong'е, занять пункты дельты и базируясь на дельту, действовать наступательно вверх по Красной реке, против Черных флагов и Юнанской Китайской армии, очищая и занимая страну, и действуя оборонительно к северу и югу, т. е. к Лансону и Гюэ. [17]

Все четыре десантных отряда базируются последовательно: на французские порты, на Сайгон и Кохинхину и на свои флотилии. Таково теоретическое решение вопроса. На самом деле французы: против Аннама и Гюэ ведут операцию крайне нерешительную, демонстративную, весьма слабыми силами.

В самом Тонкине, ведут операции силами крайне недостаточными, причем до последнего периода кампании не решаются выйти из дельты, где настолько разбрасывают свои силы по гарнизонам, что едва сами не попадают, не только в оборонительное, но даже в осадное положение. К началу 1885 года, неприятельские войска угрожают наступлением с 3-х сторон и стратегическое окружение французов грозит перейти в тактическое, сбрасывая последних в море. Только под этой угрозой, французы решаются выйти из дельты и перейти в наступление по линиям Китайской и Тонкинской. Сии наступательные операции ведут весьма слабыми силами и крайне рискованно.

Прежде нежели приступить к изложению событий, необходимо заметить, что французам в Тонкине предстояло столкнуться с весьма разнообразным противником, а именно:

Во-первых с войсками Аннама, состоявшими исключительно из пехоты, вооруженной весьма старинными ружьями и разделенной на 80 полков по 10 рот в полку. Из этого числа Аннам мог собрать и сосредоточить в Тонкине, всего около 10.000 человек. Во-вторых французам надлежало встретиться с контингентами Черных флагов, наводнившими территорию всего северо-западного Тонкина, контингентами весьма [18] воинственными, преданными своему энергичному начальнику Lu-Vin-Phuoc, довольно хорошо вооруженными ружьями разных, между прочим и современных типов. Числительность их была весьма значительна, примерно около 15–20.000 человек.

В тактическом отношении, в особенности при обороне валов, Черные флаги стояли выше не только Аннамитов, но даже и провинциальных китайских войск.

В-третьих французам надлежало вести малую войну в районе дельты против враждебных европейцами элементов населения, составлявших бесчисленное множество шаек пиратов, разбойников и мародеров.

Наконец им надлежало столкнуться с Китайскими войсками, об организации и особенностях коих мне придется не раз говорить далее.

Обращаюсь к изложению событий.

В начале 1882 года французское правительство было уверено в сохранении мира с Китаем, Аннамитов считало не готовыми к войне, Черных флагов мало серьезными противниками. До некоторой степени оно и было право и весьма возможно, что энергичные военные действия, в то время и покончили бы сразу с Тонкинскими затруднениями. Но вместо того Ривьеру, с его слабым отрядом в 620 чел. при 2-х орудиях и 9-ти суднах, даны были инструкции самого неопределенного, миролюбивого характера: ему поручалось, избегая столкновений и ружейных выстрелов, миролюбивыми мерами добиться результатов, т. е. уладить недоразумения с Аннамитскими властями, завладеть навигацией Красной реки и усилить гарнизоны консульской стражи.

Высадившись 2 Апреля в заливе Bay-d'Allonge, отряд Ривьера сразу попал в то же положение, в котором, 9 лет тому назад, находился отряд Francis Garnier. Аннамиты и Черные флаги встретили его столь враждебно, что уже 25-го Апреля Ривьер увидел [19] себя вынужденным атаковать и занять Ганойскую цитадель. С тех пор и до Марта 1883 года, отряд Ривьера держится в Ганое и Хайфонге, под угрозой постоянных нападений и враждебных действий Аннамитов и Чёрных флагов. Аннамитские войска в числе 5000 т. группируются и укрепляются у г. Ninh-Binh и Nam-Dinh. Черные флаги в числе до 10 т. пододвигаются к Сонтаю, а затем и еще ближе к западным фасам Ганоя.

Положение Ривьера с каждым днем становится все труднее. Французскому правительству предстояло во чтобы то ни стало, либо поддержать Ривьера, либо вовсе отказаться от Тонкина. Оно принимает первое решение. Во французских палатах принимаются за обсуждение кредитов и вопроса об организации Тонкинского экспедиционного отряда, причем до исхода прений и в виду критического положения Ривьера, ему немедленно посылают на помощь 1 бат. морской пехоты, в числе 750 чел. С прибытием этих подкреплений, полуосажденный Ривьер решается приступить к наступательным операциям против Дельты: 27 Марта занимает с боя г. Nam-Dinh, несколько ранее усиливает гарнизон в Хайфонге. Затем, энергичные операции против черных флагов у Сонтая откладывает до прибытия ожидаемых новых подкреплений.

Пока таким образом Ривьер разбрасывал свои слабые силы по пунктам дельты, в Париже обсуждали вопрос о будущей организации сил для Тонкина. Полагали достаточным сосредоточить там 4000 чел. пехоты при 18 ор. и 14 судах Кохинхинской эскадры под нач. капитана Ривьера.

Еще шли в Париже обсуждения этих вопросов, как пришло известие о катастрофе, разразившейся в Тонкине. В Мае месяце, Черные флаги заняли крайне угрожающее положение относительно Ганоя и отряда Ривьера. С 15 Мая неприятель начинает беспрерывное [20] бомбардирование города. Тогда Ривьер, находя что оставаться долее в выжидательном положении слишком рискованно, решается 19 Мая произвести вылазку к западу против неприятеля, обложившего Ганой в числе 20,000 чел. Вылазка эта, произведенная 800 чел. при 3 орудиях, привела к бою при Pont de Papier, в высшей степени неудачному. Не обрекогносцировав достаточно сил и расположения неприятеля и не обеспечив своих флангов, французские войска опрометчиво бросаются вперед и едва не отрезаны контратакой неприятеля от своего пути отступления. С величайшими усилиями отряд успевает оттащить назад свою артиллерию и отойти к мосту. Сам Ривьер, 10 его офицеров и 85 н. чин. убиты и ранены. Тело Ривьера захвачено неприятелем и изувечено. Дальнейшее отступление совершается в сравнительном порядке и к вечеру отряд, под нач. капитана флота Morel de Beaulieu, находит убежище во французской концессии и цитадели Ганоя. Черные флаги, в числе 10 т. тотчас же подступают к самой цитадели и начинают почти ежедневное его обстреливание.

В таком тягостном положении французский отряд, предоставленный собственным силам, остается до половины Июля.

Известие о катастрофе 19 Мая произвело в Париже крайне тягостное впечатление: кредиты были тотчас же вотированы и подкрепления посажены на суда.

К половине Июля собрались в Тонкине все посланные подкрепления и прибыл к войскам новый главнокомандующий генерал Bouet. Войска, собранные в Тонкине в числе до 6,350 чел., получили организацию — указанную на таблице. Военно-морские силы были разделены на три эскадры: эскадра адмирала Meyer'а получила задачу наблюдать за берегами Китая, эскадра берегов Тонкина, под непосредственным начальством адмирала Курбе, должна была крейсировать [21] вдоль берегов Аннама. Наконец флотилия Тонкинской дельты, под нач. капитана Morel de Beaulieu должна была находиться в Тонкинской дельте в непосредственном распоряжении генерала Буэ, содействуя операциям сухопутных войск. Но кроме генерала Буэ и адмирала Курбе, поставленных во главе сухопутных и морских сил, французское правительство сочло нужным их обоих подчинить гражданскому комиссару, каковым назначен был морской доктор Harmand, бывший товарищ и участник экспедиции F. Garnier. Гражданский комиссар снабжен был весьма обширными полномочиями, причем он получал право вмешательства и контроля над решениями военных начальников и способом ведения ими военных операций. Такая организация военного командования и полное отсутствие единоначалия представляет собою весьма крупную организационную ошибку и имело самые пагубные последствия.

С прибытием своим, 7 Июля, в Хайфонг ген. Буэ принялся весьма энергично за приготовление дальнейших операций: приказано было приступить к организации местных вспомогательных войск: организованы были продовольственные и санитарные вопросы, построены бараки для войск; приняты энергичные меры к укреплению Ганоя и базы Хайфунга, словом, с первых же дней своего прибытия в Тонкин, ген. Буэ воспользовался периодом летних дождей для подготовки своей будущей базы в инженерном отношении. Что касается распределения войск, то генерал Буэ весьма основательно полагал, что желательно избегать разброски сил по многочисленным пунктам дельты и надлежало, держа только главнейшие, главную массу войск держать наготове для полевых операций против двух главных групп неприятельских войск: Черных флагов у Сонтая и аннамитов у Nam-Dinh'а и Ninh-Dinh'а.

Но не так смотрел на дело гражданский [22] комиссар, доктор Harmand: отчасти вследствие полученных им указаний от морского министра, отчасти из желания удовлетворить общественному мнению в Париже известиями о занятии разных городов дельты. Harmand настаивает на том, чтобы одновременно с начатием главных операций, приступить к расширению района дельты, занятого французскими гарнизонами. Ясно, что такой план действий приводил к разброске и без того слабых сил и кроме того, в стратегическом отношении ни к чему серьезному привести не мог, ибо влияние занимаемых пунктов дельты распространялось только на пушечный или ружейный выстрел, так что с занятием этих пунктов еще не достигалось военное занятие страны.

31 Июля, на военном совете доктор Harmand настоял на принятии следующего плана действий:

1) С наступлением осеннего времени, предпринять две главные операции: против Сонтая и против Гюэ.

2) Одновременно с этим приступить к расширению района дельты, занятого французами. Для приведения в исполнение сего плана войска были распределены следующим образом:

Для операции против Сонтая назначено 1800 ч. 14 ор.

Для операции против Гюэ .... 1050 ч. 15 ор.

Затем для занятия пунктов дельты предназначено 2250 человек при 4-х орудиях.

Таким образом усматривается, что дельта, с первых же дней открытия кампании, поглотила почти столько же войск, сколько пошло на операции против двух объектов, признанных главными и удаленных один от другого на 600 верст.

Еще ранее военного совета 31 Июля, майор Badens, тесно обложенный у Nam-Dinh'а Аннамитским 5-ти тысячным отрядом, произвел 19 Июля вылазку в южном направлении к Нин-бину. Вылазка эта, в тактическом отношении была довольно удачна, но в [23] стратегическом совершенно бесцельна, ибо серьезные результаты достигались только если Аннамитские войска могли быть отброшены к Сев.-зап. и занять важный стратегически пункт Нин-бин, запирающий южную, Аннамскую дорогу. 7 и 8 Августа майор Badens повторил свою вылазку, но Нин-бин был очищен Аннамитами и занят французами гораздо позже, в Октябре, т. е. когда достаточно назрели и выяснились результаты удачной операции, поведенной в конце Августа против Гюэ, т. е. в тылу Аннамской линии.

Из всего этого явствует, что французам надлежало: сосредоточить возможно большие силы для операций против Сонтая на Тонкинской линии и против Гюэ на Аннамской, не увлекаясь занятием отдельных пунктов дельты, жертвуя для сей цели даже г. Nam-Dinh и содержа только свободные сообщения с Хайфунгом. Удачная операция против Гюэ сама собою привела бы, как она и привела на самом деле, и навсегда до конца кампании, к падению всей Аннамской линии и к занятию французами городов Нин-бина и Нам-Дина.

Приступаю к изложению операций против Гюэ и Сонтая, во исполнение плана 31 июля.

17 Августа эскадра берегов Тонкина под нач. адмирала Курбе, сосредоточилась у Туранского залива, а 18-го, выстроившись против фортов Туанг-анских, запиравших вход в реку Гюэ, начала их бомбардирование. Бомбардирование продолжалось целый день 18-го и 19-го, а 20-го были высажены десанты, занявшие сначала северный, потом и южный форт. 21-го числа все форты у устья р. Гюэ были очищены и заняты французами, причем сии последние понесли самые ничтожные потери. В Гюэ произошла паника. 25 Августа д-р Harmand уже заключил мирный договор с Аннамом, весьма выгодный для французов, но которому суждено было, как и всем прежним трактатам с Аннамом, остаться мертвой буквой. Трактат этот [24] привел однако к двум важным для французов последствиям: во-первых, во исполнение его Аннамский двор распустил свои войска: сии последние отошли от Нин-бина и очистили Аннамскую линию, но не имея средств к пропитанию, частью превратились в разбойнические шайки, доставившие французам в дельте не мало хлопот, — частью же присоединились к Черным флагам у Сонтая. Другой результат Гюэйского трактата заключался в том, что он окончательно обострил отношения с Китаем и притянул к Китайской линии китайские регулярные войска.

Еще ранее начала Гюэйской операции, 15-го Августа, но настоянию Д-ра Harmand, французские войска перешли в наступление против Сонтая где сосредоточились Черные флаги.

Наступило весьма жаркое и тягостное в санитарном отношении время. Молодые, непривычные к местным условиям войска трудно выносили климат. Развились болезни, госпитали были переполнены и недостаточны. В военном отношении условия для начатия Сонтайской операции были также крайне неблагоприятны: местность была в высшей степени пересеченная и незнакомая; кавалерии, подвижной, легкой артиллерии не было. Однако, несмотря на все эти условия и на проливные дожди, затопившие низменность, Д-р Harmand, отношения которого к Генералу Буэ становились все более и более неприязненными, торопил Главнокомандующего. Наступление назначено было на 15-е Августа.

Неприятель занимал к западу от Ганоя три укрепленный линии: первую линию его составляли приведенные в оборонительное состояние деревни Phu-Hoai — Yen-tai — Trem, вторую Vong, Noi и Hong. Третью линию составляли траншеи и окопы по восточному берегу протока, через который устроено было шесть снабженных тетедепонами мостов. В длинной и подробнейшей диспозиции, отданной на три дня [25] вперед, французским войскам предписано было наступать тремя колоннами, фронт движения которых равнялся 6-ти верстам. Все три колонны были одинаковой силы — 600 чел. при 4 ор., и только за левой колонной должен был двигаться слабый резерв силой в 300 чел. при 2 ор. Колоннам были даны следующие директивы: правая колонна Полк. Bichot наступает по плотине Красной реки на Trem, Pagode des 4 colonnes, Hong; и мосты № 6 и 5. Средняя колонна на Yen-Thai, Noi и мост № 4. Левая колонна на Phu-Hoai, Vong и мост № 3. На левом фланге, против мостов № 2 и 1 должны были оперировать, ничтожные в тактическом отношении, местные, набранные французами контингенты.

Я не войду в разбор тактических действий этих трех колонн в течение 15 и 16 Августа. Полное отсутствие связи и взаимной поддержки, заранее на 3 дня вперед предписанные движения, отсутствие руководства боем одним начальником, разброска сил по длинному фронту, отсутствие резерва, — все это в совокупности привело к тому, что колонны, встретив в отдельности крайне упорное сопротивление со стороны Черных флагов, едва не были разбиты по частям и 16-го Августа, потерпев в совокупности потерю в 100 чел., отступили назад в Ганой. Только на правом фланге французы удержали за собою опорный пункт, Пагоду des 4 colonnes. Первая Сонтайская операция, первая серьезная наступательная попытка окончилась полной неудачей. Нетрудно усмотреть, что при состоянии путей к 15 Августа, единственно мыслимый образ действий заключался в том, чтобы сосредоточенными силами наступать по южному берегу Красной реки, опираясь на флотилию и действуя в обход левого фланга неприятеля.

И так, в смысле стратегической операции, бои 15–16 Августа представляют собою ошибку, ибо их предприняли слабыми силами, разбросав массу войск [26] по городам дельты и более 1000 чел. отправив на другой театр, при том предприняв Сонтайскую операцию ранее Гюэйской, между тем как именно следовало наоборот, сосредоточив к Сонтаю, после занятия Туананских фортов, все свободные силы. В смысле тактическом, бои 15–16 Августа неудовлетворительны, ибо и здесь замечается разброска сил по длинному фронту, отсутствие резерва и неправильный выбор для направления движения.

После 1-й неудачной Сонтайской атаки, неприятель однако очистил свои линии и отошел назад к протоку Дай, на восточном берегу которого занял сильно укрепленную позицию Than-Theune, Amo, Phong, прикрывая свои переправы и сообщения с Сонтаем. Генерал Буэ в последних числах Августа решается предпринять новое наступление, 2-ю Сонтайскую операцию.

На этот раз, направлением для движения он избирает р. Красную и, опираясь на флотилию, сосредоточивает 31 Августа у м. Палан, 1800 ч. при 10 орудиях и затем 1 Сентября атакует левый фланг неприятеля у д. Than-Theune. Бой этот оканчивается удачно для французов, они успевают овладеть этой деревней, но на следующий день ген. Буэ не решается развить своего успеха, атакуя линии у Амо и у д. Phong, из коих последняя была стратегическим ключом позиции. Не имея резервов и нуждаясь в продовольственных и боевых запасах, ген. Буэ отступает к Палану, а затем к Ганою.

Итак, бои произошедшие в Августе 1883, не привели к серьезным результатам. Как я имел уже честь доложить выше, французы допустили много ошибок: Сонтайские операции предприняты были несвоевременно относительно Гюэйской, так как политические и военные результаты последней назрели гораздо позже и кроме того к Сонтаю не были сосредоточены все свободные, оперировавшие у Гюэ, войска. Высшее [27] командование и отряды были организованы неудовлетворительно: не было ни кавалерии, ни легкой артиллерии. Кроме того, неимение сведений о неприятеле и о местности, неблагоприятное время года, тактические ошибки, слабость флотилии, слабость и разброска сил вообще, вот главные причины неудач французов. Единственным выгодным результатом, достигнутым операцией против Гюэ, было падение Аннамской лиши и занятие французами города Нин-бина, а также распущение империей своих регулярных войск. Но и эти последствия назрели и выяснились гораздо позже.

После Сонтайских неудач, в составе экспедиционного корпуса произошли важные перемены. Вследствие настоятельных заявлений генерала Буэ и адмирала Курбе, решено было послать из Тулона и Алжира до 4000 чел. подкреплений, прибывающих в Хайфонг в Ноябре месяце. Подкрепления эти были тем более необходимыми, что известия о приготовлении Китая к войне и о появлении китайских войск у Бак-Нина были самого тревожного характера. Затем, в виду крайне неприязненных отношений между ген. Буэ и гражданским комиссаром, оба были отозваны из Тонкина и полномочным главнокомандующим назначен в высшей степени талантливый и энергичный адмирал Курбе. Тонкинский корпус в Ноябре месяце получает организацию, представленную на таблице, причем численность его достигает 10,000 чел., из коих для полевых операций назначается 7000 ч. и 3000 ч. для занятия гарнизонов дельты.

О неприятеле известно было следующее: Китай деятельно вооружался, укреплял свои восточные порты и стягивал свои морские и сухопутные силы. У Бак-Нина стояло до 18.000 Китайских регулярных войск, у Сонтая до 3000 ч. Черные флаги в числе до 9000 эшелонировались у Сонтая, Hung-hoa и по линии Красной реки. Наконец распущенные Гюэйским [28] двором Аннамиты присоединились частью к Бак-Нину, частью к Сонтаю. Всего у Бак-Нина, где воздвигался целый укрепленный лагерь, собралось 24 т., у Сонтая до 20 т.

План дальнейших действий адмирала Курбе состоял в движении против Сонтая и Hung-hoa, откладывая операцию против Бак-Нина до падения вышеназванных пунктов Тонкинской линии. Две причины обусловливали такое решение: одна политическая, так как Китайский кабинет объявил, что движение против Бак-Нина принято будет за casus belli, — другая стратегическая, так как оперировать к северу, имея Сонтай на левом фланге и в тылу было слишком опасно, между тем как движение против Сонтая прикрывалось против Бак-Нинского укрепленного лагеря рекой Красной.

Неприятель совсем очистил восточный берег р. Дая и отошел к Сонтаю, где сильно укрепил позицию, обращенную фронтом к северу и северо-востоку. Позиция эта состояла из нескольких укреплений и батарей довольно сильной профили, вооруженных тяжелыми орудиями и соединенных между собою длинной линией траншей и окопов. На правом фланге этой длинной позиции было устроено два укрепления, сильно обстреливавшие доступы с северо-востока, кои представляли собою две узкие плотины-дороги, соединявшие деревню Phu-sa с деревнями по берегу р. Красной. Деревня Phu-sa была приведена в сильное оборонительное состояние, а в одном километре от нее к югу расположен был сильно укрепленный Сонтай, вооруженный многочисленными орудиями (90), цитадель и наружная ограда которого приспособлены были к пушечной и ружейной обороне. Самый город занимал пространство между наружной стеной и цитаделью и во внутренность его вели трое ворот: северные, от которых шла дорога на д. Phu-sa и далее к весьма удобной пристани у Красной реки; далее ворота северо-западные и ворота южные. [29]

Неприятель имел в своем распоряжении два пути отступления, приводивших к переправам через р. Черную и к г. Hung-hoa и отходивших один от сев.-западных другой от южных ворот. Сонтайские укрепления устроены были вообще весьма рационально, хотя и по совершенно иному принципу нежели те с которыми мы встретимся у Бак-Нина и Hung-hoa. Здесь мы видим не укрепленный лагерь как у Бак-Нина, но сильно укрепленную полевую позицию, редюитом которой является снабженный долговременными оградами город.

8-я Сонтайская операция распадается на 3 главных эпизода: марш-маневр из Ганоя, в двух колоннах, к пункту сосредоточения, селению Tien-Loc; затем атака северной Сонтайской позиции; наконец атака самого города..

Марш-маневр начался 11 Декабря. Правая колонна полковника Bichot, в числе 2.600 чел. при 18 орудиях, высаживается флотилией у Hatmon при устье р. Дай, где она должна была навлечь на себя внимание неприятеля и обеспечить переправу левой колонны, двигавшейся, под начальством полковника Bélin, в составе 3.500 ч. при 18 орудиях, по сухопутной дороге к селению Phong. Сосредоточение обеих колонн к с. Tien-Loc происходит в течении 12-го и 13-го. Фронт движения около 10 верст.

Изложенный вкратце марш-маневр не может быть признан вполне безопасным, так как энергичный противник, перейдя в наступление, мог бы разбить обе колонны, удаленные одна от другой на 10-верстное расстояние, по частям и воспрепятствовать переправе левой колонны. Кроме того пункт сосредоточения, Tien-Loc, был слишком близок к передовым укреплениям Черных флагов и последние могли предупредить здесь французов. Казалось бы более безопасным весь отряд в совокупности высадить у Hatmon'а, но по-видимому, на это не хватило судов. [30]

Атака северной укрепленной линии назначена была на 14-е Декабря и поведена французскими войсками вдоль двух плотин-дорог, в высшей степени энергично, причем из 8-ми батальонов адмирал Курбе бросил в атаку 7. Французы, несмотря на крайне энергичное сопротивление неприятеля, к вечеру 14-го, заняли право-фланговые укрепления и деревню Phu-Sa, с потерей 300 чел. Ночью черные флаги производят две контратаки, но были отбиты с большими потерями, после чего они очищают всю северную линию и отходят в Сонтай.

В течении 15-го Декабря войска производят передвижения для занятия северной позиции фронтом на юг и организуются сообщения с пристанью и флотилией, бросившей якорь у южного берега Красной реки. В первой линии располагается 6 батальонов, у пристани, в резерве, Адмирал Курбе оставляет 2 батальона. 16-го Декабря французский главнокомандующий атакует Сонтай, причем распоряжения его заслуживают полного внимания. Пунктом действительной атаки адмирал Курбе избрал северо-западные ворота, против которых направлено было 5 батальонов и 8 батареи; — пунктом демонстративной — северные ворота, атакованные 2-мя батальонами и 2-мя батареями. В резерве оставлен был 1 батальон с вспомогательными тонкинскими войсками и 2-мя батареями. Артиллерия весьма энергично подготовляет и поддерживает штурм и в 5 часов пополудни французы врываются в город, но неприятель успевает, хотя и в значительном расстройстве и бросая огромную материальную часть, запасы оружия, снарядов и казну, ускользнуть через южные ворота к Черной реке. Преследования неприятеля организовано не было, за неимением свежих резервов и кавалерии, страшным утомлением войск и недостатком патронов; адмирал Курбе посылает правда канонерку Eclair в Черную реку дабы задержать бегство неприятеля на переправе его у [31] Bat-Bac, но сидя слишком глубоко в воде, канонерка эта не могла выполнить своей задачи.

Таким образом, 3-я Сонтайская операция привела к первому тактическому успеху французов, падению Сонтая, достигнутому энергией адмирала Курбе и его правильным пониманием и выбором пунктов наступления и атаки. Французы потеряли за 14-е и 16-е Декабря 400 человек, т. е. около 7%, китайцы около 2000 человек. Но несмотря на это, тактически успех не привел к полному успеху стратегическому: отсутствие преследования позволило ускользнувшему неприятелю отойти и сосредоточиться за Черной рекой у г. Hung-hoa. Явление это мы усматриваем во всех боях Тонкинской кампании: после каждого удачного боя, французы не преследуют неприятеля и дают ему возможность ускользнуть и укрепиться в новых пунктах, что в свою очередь вызывает необходимость новых и новых операций.

Падением Сонтая окончились главные операции 1883 года. 1884 год наступал при неблагоприятном положении вещей на политическом горизонте: и Аннам и Китай готовы были энергично продолжать упорную борьбу: известие о боях под Сонтаем показало, что понадобилось весьма много усилий и жертв дабы сломить сопротивление Черных флагов, столь много, что даже преследовать неприятеля, за неимением свежих сил, оказалось невозможным.

Рекогносцировки и добываемые сведения указывали, что г. Бак-Нин и Hung-hoa заняты весьма сильно; наконец казалось необходимым усилить гарнизоны дельты и оставить новые в Ганое и Сонтае. Все эти причины в совокупности побудили французское правительство еще раз решиться на отправку новых подкреплений, численность которых достигает на этот раз до 6.000 человек. До Марта месяца 1884 года войска собираются и организуются; производятся [32] рекогносцировки для сбора сведений о неприятеле у Бак-Нина и Hung-hoa; для обеспечения пунктов дельты против атак мародеров и пиратов усиливаются везде гарнизоны и посылаются по разным направлениям летучие колонны, которые везде стремятся очистить дельту от массы враждебных французам элементов, несомненно находивших поддержку в Аннаме и доставлявших французам не мало беспокойств в смысле обеспеченного владения дельтой.

  • Вступление.
  • Военные действия 1884 года.
  • Военные действия 1885 года.
  • Общая оценка действий обеих сторон. Краткое рассмотрение организации войск обеих сторон.



  • © Copyright Bumali Project, 2007
    All rights reserved
    bumali2000@yahoo.ca
    Last update: 2009.06.10
    design by ISS, 2007